Українска Націонал – Трудова Партія

Экстремизм по-украински

Среди 133 официально зарегистрированных Минюстом политических партий более половины смело можно отнести к маргинальным, не имеющим шансов на участие в большой политике. Но в то же время есть и такие партии, зарегистрированные и незарегистрированные, которые, даже не будучи представлены в парламенте, все же задействованы в отечественной политической кухне — хотя бы в качестве острой приправы. Это так называемые радикалы всех мастей — правые, левые и не разберешь какие. Сегодня их трибуна — улица, у многих из них офис — подполье. Но завтра они могут оказаться в числе тех, кто нами правит.

МНОГОЛИКИЕ ПОТОМКИ ОУН

В Украине существует множество организаций, считающих себя правопреемниками Организации украинских националистов (ОУН). Но ни в плане массовости, ни по степени политического влияния данные структуры совершенно не похожи на ОУН образца 30–40-х годов прошлого столетия. Каждая из этих современных партий использует оуновскую идеологию, впрочем, особенно не стремясь ее модернизировать для нынешних политических реалий. Более того, адепты этих партий продолжают жить в координатах раскола ОУН, произошедшего между сторонниками Степана Бандеры и Андрея Мельника почти 70 лет назад. Как это ни парадоксально, современные активисты осколков ОУН очень похожи на своих заклятых врагов — членов КПУ: это тоже люди пенсионного возраста (правда, проживающие преимущественно в Западной Украине) со своими стереотипами и мифологией давно прошедшей эпохи. Их радикализм абсолютно безвреден и не идет дальше дискуссии в общественном транспорте либо стояния на митинге с флагом или транспарантом. После провозглашения украинской независимости раскол ОУН, много лет лихорадивший диаспору, перенесся на Родину. В Украине появились свои «бандеровцы» и «мельниковцы», а со временем процесс клонирования оуновцев продолжился. Причем последователи Бандеры благодаря усилиям Славы Стецько, организовавшей Конгресс украинских националистов (КУН) и много лет им руководившей (вплоть до своей смерти в 2003 году), заняли хоть какую-то политическую нишу. Остальные осколки ОУН малоизвестны до сих пор. Нынешний КУН во главе с экс-главой «Нафтогаза Украины» Алексеем Ивченко трудно назвать праворадикальной партией, хотя переводить Конгресс с ультранационалистических на типичные национал-демократические рельсы начала еще г-жа Стецько. КУН долгое время был союзником право-либеральной партии «Реформы и порядок», а в качестве дважды основателя блока «Наша Украина» окончательно избавился от радикального налета.

Осенью 1993 года была создана «ОУН в Украине» (ОУНвУ), объединившая радикалов из партии «Державна самостійність України» (в частности, ДСУ запомнилась агитацией за включение в границы государства Украина всех ее этнических территорий, таких, как Лемкивщина, Холмщина, Берестейщина, Кубань, Северная Слобожанщина и др.) во главе с бывшим политзаключенным Иваном Кандыбой (умер в 2002 году) и членов КУН, несогласных с партийной линией и излишним влиянием в националистическом движении диаспорян. ОУНвУ декларировала, что состоит в основном из старых членов ОУН, которые действовали только в Украине. Через какое-то время и эта партия стала дробиться. Перед парламентскими выборами-2002, а особенно накануне последних президентских выборов, на ОУНвУ положила глаз СДПУ(о). И часть партии во главе с сыном Вячеслава Черновола Андреем, и крыло, возглавляемое Романом Козаком, в открытую работали против кандидата Виктора Ющенко, пытаясь его дискредитировать своей «поддержкой». Частые трансляции видеоролика г-на Козака под условным названием «Ваша дружина — американка» дали наглядное представление широким массам о таком явлении, как черный PR.

Еще одним осколком ОУН можно считать Всеукраинскую организацию «Тризуб» имени Степана Бандеры. Изначально структура задумывалась как некое милитаризированное подразделение КУНа, проводящее патриотическое воспитание среди молодежи и обеспечивающее безопасность партийных активистов на всевозможных митингах и акциях. Впрочем, вследствие ультранационализма лидеров «Тризуба» организация порвала с партией Славы Стецько и даже в какой-то момент чуть не объединилась с радикалами из Социал-национальной партии. Правда, «тризубовцы» постоянно смущали оппозиционную общественность — то тем, что дистанцировались от акции «Украина без Кучмы», то тем, что фактически поддержали на выборах-2002 провластный блок «За единую Украину». Но окончательно свои карты они открыли в 2004 году, когда «Тризуб», официально поддержав «технического» кандидата Богдана Бойко, был использован в борьбе с предвыборной кампанией команды Ющенко. На последних парламентских выборах организация традиционно агитировала за г-на Бойко. Кстати, и по сей день активисты «Тризуба» не пропускают практически ни одной праворадикальной акции.

ОТ СВАСТИКИ К «СВОБОДЕ»

Всеукраинское объединение «Свобода» является попыткой создать респектабельную националистическую партию европейского толка. Примером для подражания «свободовцев» всегда были ультраправые из стран Евросоюза типа французского Национального фронта Жана Мари Ле Пена, имеющих свои фракции в парламентах и активно участвующих в политической жизни. Правда, украинские радикалы из «Свободы» не спешат использовать опыт европейских коллег, эксплуатирующих антиэмигрантскую риторику и продолжают довольствоваться антикоммунистическими и антироссийскими лозунгами.

«Свобода» не имеет своих представителей в нынешней Верховной Раде (преодолеть проходной барьер не помогло даже наличие в партийном списке известных кинорежиссера Юрия Ильенко и актера Богдана Бенюка), зато в ее активе — мандаты в ряде местных советов, в основном Галичины. Наибольшее представительство партии во Львове: в областном совете фракция «Свободы» представлена 10 депутатами из 100, в городском — 9 из 90. То есть во львовском политикуме ультраправая партия уже заняла десятую часть и в будущем, вероятно, только начнет расширять свое присутствие. Перспективными регионами для «Свободы» также являются Тернопольщина, Ивано-Франковщина и Волынь. Шагнули партийцы уже и за Збруч — в нынешнем Хмельницком горсовете у «свободовцев» есть один мандат.

Партия называется «Свободой» с февраля 2004 года. Тогда же решили отказаться от двусмысленного бренда «Социал-национальная партия Украины» (СНПУ) и партийной символики, также ассоциирующейся с немецкими нацистами (наложение заглавных букв лозунга «Ідея Nації» уж очень напоминало свастику). После эпохального съезда партия уже не практиковала марши в униформе и другие неофашистские атрибуты. Собственно такая тактика оказалась правильной, что в немалой степени и обеспечило определенный прорыв партии. Наконец, отчасти была решена и другая проблема — отсутствие лидера вождистского типа, наличие которого просто необходимо для радикальной организации. Место многолетнего, но маловыразительного главы партии Ярослава Андрушкива занял тогдашний депутат ВР из фракции «Наша Украина» Олег Тягныбок — активный участник всех внутрипарламентских потасовок на стороне оппозиции.

В общем-то, в 2004-м г-н Тягныбок не был для СНПУ неофитом — наряду с Андрушкивым и еще несколькими львовскими радикалами он являлся отцом-основателем партии. В начале 90-х СНПУ создали на базе Студенческого братства Львова, возглавляемого Тягныбоком, «Варты Руха», куда входили Андрушкив и Юрий Криворучко, и молодежной организации «Спадщина» с Андреем Парубием во главе. Социал-националисты пропагандировали идею построения «Великой Украины», делая упор на особые права украинского этноса и его значение в общеевропейской истории. Доктринально использовались, например, труды немецких мыслителей Фридриха Ницше и Освальда Шпенглера, а также «арийские» разработки украинского происхождения. Что в целом завершало полноту ассоциаций с идеями национал-социалистов, пропагандируемых в Германии в 30–40-е годы прошлого века.

Уже в 1994 году СНПУ пробует свои силы на выборах. Фактически в каждом мажоритарном районе Львовщины шли кандидаты-партийцы. Олег Тягныбок, к примеру, противостоял в Лычаковском районе академику Игорю Юхновскому, заняв в результате почетное второе место. Впрочем, и Тягныбок, и Криворучко, и Парубий в 94-м были избраны в облсовет. На следующих выборах в 1998 году нынешний лидер «Свободы» сделал правильные выводы и баллотировался не во Львове, а в области, став наконец народным депутатом. В Верховную Раду прошел и партийный идеолог Криворучко, правда, с СНПУ он порвал; нынче является членом Народного руха Бориса Тарасюка (106-е место в списке блока «Наша Украина» на последних выборах не позволило ему в третий раз стать нардепом, зато его младший брат Тарас избран депутатом Львовского горсовета от НУ). Андрей Парубий также мигрировал к «нашеукраинцам» только через НСНУ. Это произошло после Майдана. Тогда «спадщанцы» Парубия, владеющие приемами боевого гопака, были задействованы в охране палаточного городка и манифестантов (а соратник Парубия Николай Величкович, например, исполнял обязанности коменданта «Украинского дома»). В списке НУ на выборах-2006 в облсовет г-н Парубий занял высокую третью строчку после губернатора Петра Олийныка и экс-губернатора Николая Горыня.

Так что партийные идеалы остался отстаивать Тягныбок, лишившийся мандата депутата ВР (сейчас он довольствуется статусом лидера фракции «Свобода» во Львовском облсовете). Перед последними парламентскими выборами Олега Ярославовича в список НУ не включили. Ему не забыли гору Яворыну, где Тягныбок в июле 2004 года произнес свой известный спич «про жидів і москалів», снятый спецслужбами и с удовольствием показанный на одном из общенациональных каналов. После того эпизода оригинального «вшанування вояків УПА» Тягныбока исключили из «нашеукраинской» фракции, правда, последний свою ошибку признал и не дал себя серьезно втянуть в антиющенковские технологии власти. Не увенчалась успехом и попытка лидера «Свободы» попасть в список БЮТ, куда его, по слухам, сватал крупный львовский бизнесмен Петр Дыминский. Юлия Тимошенко, видимо, тоже посчитала, что фамилия Тягныбок может отпугнуть ее избирателя. Теперь Олег Ярославович решил использовать время до следующих парламентских выборов для продуктивного улучшения собственного политического имиджа. В настоящий момент «Свобода» ведет активные переговоры с УНП Юрия Костенко о создании «Украинской правицы», а в местных советах партийные фракции нынче фактически являются младшими партнерами БЮТ.

ЛЕГЕНДА ОБ УНА-УНСО

Самой известной украинской организацией праворадикального толка под названием УНА-УНСО российские СМИ до сих пор пугают своих обывателей, как каким-то «бабаем», хотя деятельность ее многочисленных осколков сейчас совершенно виртуальна, а влияние постунсовских структур сведено к нулю. Впрочем, во многом благодаря тому, что в первое десятилетие независимости Украины эта полулегальная партия действительно стала особым политическим и социально-культурным явлением, легенда об Украинской национальной ассамблее и ее милитаризированном формировании — Украинской народной самообороне — живет до сих пор.

Поставить УНА-УНСО в четкие идеологические рамки всегда было делом непростым. Как и большинство праворадикальных движений страны, свою родословную организация выводила от ОУН, о чем и свидетельствуют красно-черные партийные цвета. Подобно многим, ей изначально импонировал интегральный национализм Дмитрия Донцова, однако национальная составляющая идеологии дополнялась левацкими идеями, включающими радикальное понимание социальной защиты трудящихся, борьбы с бюрократией, коррупцией и преступностью. Из-за такого программного соединения национального и социального направлений противники УНА-УНСО относили партию к последователям фашизма, проводя нехитрые аналогии с NSDAP Адольфа Гитлера. Сами унсовцы называли себя антифашистами, причисляли к украинской нации всех, кто хотел к ней быть причисленным, тем не менее параллели с нацистской Германией напрашивались сами собой после всевозможных факельных шествий и маршей в военной униформе.

Деятельность УНА-УНСО имела неприкрытый антироссийский характер. Ее активисты принимали участие в боевых действиях на стороне грузинских войск в Абхазии и соединений Республики Ичкерия в Чечне. Единственным местом, где унсовцы оказались по одну сторону фронта с пророссийскими силами, было Приднестровье. Внутри Украины партия стала таким себе боевым отрядом Киевского Патриархата и активно участвовала в оппозиционных акциях. Самыми известными для УНА-УНСО стали побоища с милицией во время похорон патриарха Владимира на Софиевской площади Киева 18 июля 1995 года и 9 марта 2001 года на акции «Украина без Кучмы». Аресты и тюремные заключения активистов организации при предыдущем президенте были обычным делом, партию неоднократно снимал с регистрации Минюст, но до сих пор до конца не понятно, где в УНА-УНСО в том или ином эпизоде заканчивалась подпольная романтика и начиналась банальная активность провокаторов спецслужб и наоборот.

Партия УНА была создана на базе Украинской межпартийной ассамблеи, объединившей в 1990 году несколько нелегальных групп, исповедующих интегральный национализм. Формирование УНСО провозгласили во Львове во время августовского путча 1991 года (против путчистов и должна была организовываться самооборона). Костяк организации составили бывшие политзаключенные Юрий Шухевич (сын командира УПА Романа Шухевича, отсидевший 37 лет в лагерях и 4 года в ссылке), Анатолий Лупынис (ныне покойный) и радикально настроенная молодежь.

В скором времени в УНА-УНСО четко выделились две группы — львовская во главе с Андреем Шкилем и Олегом Витовичем и киевская со своим лидером Дмитрием Корчинским. Провокационная деятельность последнего (чего только стоил поход унсовцев в Севастополь в 1992 году, спровоцировавший всплеск сепаратизма в Крыму) вынудила Шухевича не только сложить полномочия партийного лидера, но вообще уйти из УНА-УНСО в 1994 году. Впрочем, именно в этот год партия на мажоритарке в Галичине получила аж три мандата Верховной Рады. Депутатами стали Олег Витович, Юрий Тыма и Ярослав Илясевич, однако их парламентская деятельность не стала знаковой, и к следующим выборам и Витовича, и Тыму инкорпорировала СДПУ(о), что нанесло разрушительный удар по партийной репутации.

Дискредитированное унсовское знамя поднял Андрей Шкиль, вписавший УНА-УНСО в антипрезидентские уличные акции. После арестов в марте 2001 года с рядом своих соратников он оказался за решеткой и вышел на свободу исключительно благодаря тому, что земляки-галичане избрали его народным депутатом. С тех пор свою судьбу Андрей Васильевич связал с Блоком Юлии Тимошенко.

Собственно г-н Шкиль стал единственным представителем УНА-УНСО, занявшимся серьезной политикой. Он отказался от молодецкого радикализма и теперь является ведущим споукменом второй по численности фракции ВР. Оставшаяся с ним часть партии поддерживала на президентских выборах Виктора Ющенко и приняла активное участие в «оранжевой» революции. Зато два других партийных осколка во главе с Эдуардом Коваленко и Юрием Тымой по заказу СДПУ(о) отработали в 2004-м роль «оголтелых националистов-ющенковцев», хоть, может быть, не совсем удачно. Бывший шофер Шкиля г-н Коваленко, сыграв немаловажную роль в расколе и дискредитации УНА, сейчас возглавляет Социал-патриотическую ассамблею славян (СПАС) и уже не скрывает своего истинного политического кредо. В нынешнем году СПАС, имеющий так называемые славянские дружины (СД), боролся с «натовской военщиной» в Феодосии, с «татарской угрозой» в Бахчисарае и не участвовал в «антиславянских акциях» в день УПА. Отличить г-на Коваленко от типичного российского шовиниста теперь очень сложно.

Продолжает свою деятельность и г-н Тыма. Он также лидер УНА-УНСО (правда, его общественная организация называется Украинская народная ассамблея — Украинская национальная солидарная организация), на прошлых парламентских выборах шел по списку Народного руха за единство еще одного известного «сторонника» Президента Ющенко — Богдана Бойко. Вернулся к политической жизни и Юрий Шухевич. Вместе с метафизиками из «Перехід-VI» и футбольным комментатором в прошлом Владимиром Щербачевым его УНА нынче готовит «Солнечную революцию» и приход «Третьего гетьманата».

Украинская национал-трудовая партия

Несмотря на присутствие в названии слова «партия», УНТП пока остается неформальной организацией, не зарегистрированной Минюстом. «Украина для украинцев», «Украина превыше всего» — главные лозунги УНТП, исповедующей, как утверждается на сайте партии, «правый социализм». Основные постулаты этой теории, по версии УНТП, состоят в ликвидации ростовщичества (то есть запрещении формулы «деньги делают деньги» с ликвидацией всех соответствующих финансовых операций, включая банковские вклады); ликвидации «нетрудовых доходов» (каждый получает только то, что заработал непосредственным трудом); национализации и земельной реформы («никто не может иметь больше одного земельного участка», а рынок земли запрещен). В результате должно быть построено «Народное сообщество», обеспечиваемое «украинским порядком на украинской земле». Пока же, как говорят листовки партии, «судьбу Украины определяют чужаки: Ахметов, Суркис, Медведчук, Жвания, Порошенко, Рабинович, Пинчук, Фельдман, Червоненко, Франчук и другие. Это лишь часть тех, кто проводит на нашей земле политику мирового кагала».

Зачастую представителей УНТП за их экстремистские высказывания, молодой возраст активистов, бритые головы и униформу причисляют к скинхедам. Традиционные правые партии стараются отмежеваться от УНТП, как это было во время последнего марша ветеранов УПА 15 октября, когда эту организацию не стали включать в список официальных организаторов акции. А впервые о существовании УНТП общественность узнала после прошлогоднего марша ветеранов, где ее представители участвовали в столкновениях с ультралевыми, традиционно мешающими проведению таких акций. УНТП старается напоминать о себе именно скандалами, не пропуская возможности выйти на улицу, когда есть перспектива помахать кулаками, как правило, в даты традиционной активности левых. А 1 мая нынешнего года УНТП вместе с УНА-УНСО и организацией «Патриот Украины» провели в Киеве марш протеста против нелегальных иммигрантов, «отбирающих работу у украинцев».

Также известны случаи столкновений представителей УНТП со «скинхедами-антифашистами» в Киеве во время развлекательных молодежных мероприятий. В этой связи показательным является отношение «национал-трудовиков» не только к своим оппонентам «антифа», как их называют на принятом в этой среде сленге, а и к самому понятию антифашизма. «Украинофобия и антифашизм — это одно и то же. Основной постулат антифашизма — это борьба против расовых предрассудков, означающая не что иное, как оккупацию Украины чужаками, смешивание с ними и загрязнение нашей крови. Антифашизм — это болезнь», — считает один из лидеров УНТП Евгений Герасименко.

В настоящее время, по информации представителей УНТП, партия готовит документы для легализации в Минюсте, если получится, как партии или хотя бы как общественной организации.

«Патриот Украины»

Эта организация отличается от УНТП местом основного базирования (Харьков вместо Киева), а также большей социальной направленностью своих акций. Так, «патриоты» участвуют на стороне харьковских предпринимателей в конфликте с городской властью по поводу реконструкции «Сумского рынка», в результате чего многие торговцы рискуют потерять рабочие места. Они третируют вьетнамскую диаспору Харькова (факельные шествия по местам компактного проживания иммигрантов; пикетирование торгового представительства Вьетнама в Харькове и т.д.), «помогая» таким образом жителям в районе парка «Встреча» помешать строительству вьетнамцами буддистского храма. Или «защищают права украинских студентов», маршируя по студенческим городкам в знак протеста против лучших условий проживания для студентов-иностранцев.

Ну а в программных положениях организации «патриотов» —все те же ксенофобия и расизм: «За монорасовое мононациональное общество, построенное по принципам украинского национального величия и социальной справедливости»; «Сообщество белых людей под руководством украинской нации» против современного общества, «варварски грабящего планету».