Українска Націонал – Трудова Партія

УКРАИНА. ТОРГОВЛЯ ЭЛИТНЫМИ ЯЙЦАМИ НА ХОЛОДНУЮ ПАСХУ!

Президент Украины проявляет типичные черты марионеточного правителя: недоговороспособность, мессианство, полное отсутствие представления о реалиях страны, которую представляет, и выполнение региональных и глобальных задач, отвечающих интересам иных государств. При этом все три основных политических структуры киевского холма власти: пропрезидентский блок, парламентская коалиция и оппозиция,– выглядят почти равноправными участниками очередного общенационального турнира «раздели Украину».

Еще несколько дней назад, когда Ющенко и Янукович вроде бы договорились о моратории на политические телодвижения до 10 мая, можно было с надеждой заключить, что Украина убереглась от возможности противостояния двух глобальнополитических блоков на своей территории, и среди потенциально опасных последствий нынешнего кризиса власти наиболее весомой остается вероятность развода/развала страны по региональному признаку. События последних дней показали, что и столкновение «НАТО и России на новой буферной территории» пока неразумно полностью исключать из рассмотрения.

Если оглянуться на ретроспективу этой киевской весны, нельзя не отметить, что политики, охотно демонстрирующие перед телекамерами свое показное православие, сочли допустимым начать раскачивать украинскую лодку в Страстную неделю, когда следует смирять тело и, главное – дух, анализировать свои поступки, каяться, просить прощения и прощать. То, что нынешняя Пасха была редкостной – кроссконфессиональной, если можно так выразиться,– лишь подчеркивает крайний цинизм политических действий.

Подставилось парламентское большинство или его подставили,– уже не суть важно; трудно понять, отчего депутаты, уходяшие из оппозиции в коалицию, не могли сперва создать собственную фракцию, а уж потом – не межфракционным переходом, а согласованным голосованием,– врабатываться в коалицию. Тем самым была бы соблюдена буква закона. Поскольку там, где ни одна ветвь власти законов не уважает, говорить о духе закона неуместно, и следует придерживаться хотя бы буквы.

Итак, лавинообразный рост парламентского большинства дал отмашку соответствующему демаршу Юлии Тимошенко,– и повод для «первого роспускного» указа президента Украины. Прелесть ситуации в том, что вывод о соответствии этого указа букве Конституции не в состоянии сделать пока даже Конституционный суд страны. И именно потому, что он оспорим.

Причем, оспоримость первого указа о роспуске Рады и назначении новых парламентских выборов аккурат на Троицу (те же грабли, только в профиль) осознают не только податели иска в КС, но и создатели указа.

Президент неоднократно давал понять, что собирается признать решение КС только в том случае, если решение будет в его пользу,– а пропрезидентские и оппозиционые силы делают все возможное, чтобы помешать работе КС в принципе: от блокирования здания до внезапно найденных СБУ, открыто играющей на президентской стороне, поводов для расследования против докладчицы по делу – судьи Станик. Интенсивность и разнообразие попыток загодя свести в ничто решение КС прямо говорит о том, сколь невыгодным для себя прогнозируют его Ющенко и Тимошенко.

Последовавшие переговоры и консультации обнажили реальные задачи, которые решают президент и лидер оппозиции: в что бы то ни стало заменить нынешний состав Рады; во что бы то ни стало избавиться от нынешнего праительства; во что бы то ни стали втянуть страну, которая шла к независимости как внеблоковая и нейтральная, в НАТО; во что бы то ни стало похоронить идею о том, что ратифицированная парламентом Хартия языков распространяется и на русский язык; во что бы то ни стало возвести филькину грамоту Универсала в ранг закона. Премьер-министр и парламентская коалиция заинтересованы, по большому счету, лишь в том, чтобы удержаться у власти,– идет кулуарная торговля писаными яйцами.

Искать здесь ростки демократии также не приходится; вторая общая черта всех завозных цветных революций, помимо пренебрежения к закону,– игнорирование пресловутого «демократического выбора» населения подопытных стран. Во всех случаях демонстративное меньшинство, проигравшее выборы, требует признания недействительным результатов выборов и/или прекращения полномочий избранных лиц и структур. По-честному это называется «государственный переворот».

Любого проживающего на подопытных территориях можно посчитать пристрастным; однако нашумевший фильм французских документалистов, посвященный технологиям цветных революций, более чем красноречив: подготовка государственных переворотов признается, детализируется именно как технология и превозносится как новый метод управления мировыми процессами.

И то, что авторы фильма открыто подчеркивают, что вмешательство во внутрениие дела восточноевропейских и азиатских постсоциалистических стран – дело не только не недопустимое, а практически богоугодное,– только лишний раз доказывает искусственный, принудительный характер этих экспериментов над судьбами целых стран.

Оставив французские оценки в стороне, вернемся к нашим реалиям. Политмораторий до 10 мая мыслился как фикция изначально: прежде всего, к нему никто не присоединился, кроме сил, непосредственно ведомых господами Ющенко и Януковичем. Он изначально ни к чему не обязывал ни БЮТ, ни «Самооборону», ни более мелкие партейки по обе стороны – чем упомянутые и не преминули воспользоваться. В этих условиях президент Украины также не счел себя связанным словом, и, не дожидаясь (ни в коем случае!) решения КС, отменил новым указом предыдущий, заново – уже по необъяснимому поводу – распустил ВР и назначил новую дату досрочных парламентских выборов – 24 июня.

В сущности, «в спину» недавнему партнеру по договоренности, неосторожно уехавшему в Узбекистан. А следом возвращает в Генпрокуроры «регионала» Пискуна,– определенно пытаясь противопоставить перебежчикам в коалиционный лагерь одну, но крупную фигуру.

Президент тут же получил адекватный ответ – законопроект об импичменте. Откуда шли, к тому пришли: импичмент грозил бы президенту в случае негативного решения КС по первому разгонному указу… импичмент ему грозит и сейчас. Неудивительно, что парламентарии заподозрили его в подготовке захвата здания ВР: это один из немногих способов воспрепятствовать импичменту.

В сухом остатке: имеем две ветви власти – президентскую и парламентскую – не признающих решений друг друга; на грани объявления нелегитимным балансирует и Кабмин – поскольку назначен «неправильной» Радой, и, таким образом,– целый ряд законов и решений ВР и правительства.

Примечательно, кстати, что уже «закрытый» 2 апреля парламент напоследок – видимо, пытаясь задобрить президента,– 6 апреля разрешил-таки допуск войск НАТО на территорию страны и проведение учений «Си-Бриз» с 9 по 22 июля на немаленькой территории Одесской и Николаевской областей, включающей западную военно-морскую базу ВМС Украины, общевойсковой полигон «Широкий Лан», Тендру, аэродром «Школьный», два морских полигона и порты Одесса и Южный.

Интересно, что этот закон, принятый «несуществующим» парламентом, пропрезидентское министерство обороны выполнять готово. А вот было ли его принятие роковой глупостью или спланированным шагом к катастрофе, мы увидим далее.

Сделаем полшага в сторону, посмотрим на внутриполитический фон событий. Приближается день Победы, который в этом году запланирован весьма скромным: «небольшие шествия и митинги». В этом можно было бы увидеть святую заботу о здоровье ветеранов и предотвращении образования эпицентра потенциальных беспорядков… кабы не одно обстоятельство.

На 28 апреля Украинская национал-трудовая партия наметила проведение факельного шествия в честь дня создания дивизии СС «Галичина». При этом в стране, которую власти якобы последовательно влекут в Еврому (где практически повсюду законодательно запрещена пропаганда нацизма, фашизма, символика гитлеровских вооруженных сил, и уж тем более – СС); в стране, где немного найдется семей, не пострадавших от гитлеризма… в городе, стоящем буквально на костях… в городе, где вопиет Бабий Яр, а повсюду – сотни таких яров… ни одна правящая партия не высказала своего категорического «нет» самой идее нацистской демонстрации. Верховная Рада, находящая пока время собираться и шуметь – промолчала. Из представителей власти негативно высказался лишь вице-премьер Дмитрий Табачник (было бы странно, если б и он промолчал), а «дальше – тишина».

Прозвучал только протест Компартии, ПСПУ (запланировавшей противошествие и подавшей, как и УНТП, заявку в мэрию), да крымских добровольцев и молодежной организации «Прорыв», намеренных противодействие эсэсовскому маршу.

Мало того… Украинские власти фактически оставили на усмотрение мэрии (да, Черновецкому не позавидуешь) – разрешать или запрещать шествие УНТП и ПСПУ. Однако понимая, очевидно, что даже на прямой запрет нацисты гарантированно наплюют,– Секретариат президента обращается к СБУ и МВД с требованием фактически обеспечить безопасность эсэсовцев и применить санкции к тем, кто намерен им воспрепятствовать. Обращение проникнуто скорбью об отсутствии в обществе должной толерантности…

И надо же такому случиться – БЮТ и «Народная самооборона» (раздача г-ном Луценко оружия своим единомышленникам заставляет отнести НС к так называемым «парамилитарным» структурам типа УНСО) вознамерились провести массовые мероприятия также 28 апреля.

Что в принципе позволит, при необходимости, замаскировать акцию УНТП под мероприятие БЮТ-НС. Если это и вправду произойдет, в истинном характере БЮТ и НС можно будет далее не сомневаться.

Если же и далее будут отмалчиваться «нашеукраинцы», «регионалы» и морозовские социалисты, якобы блюдя порушенный давно мораторий,– останется сделать вывод о том, что вне зависимости от проведения и исхода досрочных выборов на Украине формируется национал-социалистическая власть классического гитлеровского пошиба – с не очень здоровым художником-пчеловодом во главе. Не зря в глобальной сети гуляет парафраз известного афоризма: история повторяется – первый раз как трагедия, и еще пару раз для тупых.

Если столкновение 28 апреля произойдет – оно может оказаться спусковым крючком уже не для развода, а для разрыва между Западом и Юго-Востоком Украины. Связь их и без того становится тоньше тем сильнее, чем дальше Украину оттаскивают от фазы экономической стабилизации вновь – в фазу псевдореволюционного хаоса.

Объединяющими факторами Украине могли бы послужить идея экономически успешного государства и федерализация как признание регионами различий друг друга, права на эти различия, взаимоуважения и потребности в горизонтальных, мимокиевских экономических и политических связях. Но сама концепция федерализма ошельмована и ложно окрещена «сепаратизмом», а потенциал экономического развития в конце концов истощат политические пертурбации.

Разговоры о том, что политический кризис не повлиял и не повлияет на экономику – сладкий самообман. Если слушать не политиков, а специалистов, недавняя история подскажет, что ожидает нас на самом деле. Многие еще помнят, что в конце 2006 года не менее полудюжины крупнейших мировых ИТ- компаний создали на Украине свои офисы или повысили статус уже существовавших. Они отметили невиданный рост своих продаж (речь идет о крупных технологических решениях, интеллектоемких и дорогостоящих), при этом откровенно отнесли большую часть этого всплеска на счет «задержанного спроса» 2005 года.

Иными словами, в период политической нестабильности отечественные компании замораживают развитие и совершенствование своего бизнеса, а иностранные инвесторы воздерживаются от серьезных проектов. Страдают прежде всего наукоемкие, высокотехнологические отрасли, и потому высокие относительные темпы роста этих отраслей на Украине все никак не обеспечат ей достойного положения на мировой карте абсолютных показателей технологического развития.

Политика регулярно отбрасывает ее назад, и в этом уже крайне трудно видеть одну лишь недальновидность. В этом просматривается настойчивое удержание страны в положении сырьевой, сельскохозяйственной и – потенциально – сервисной.

Внешнеполитическая ситуация тоже, в сущности, испытывает Украину «на разрыв». Евросоюз неоднократно дал понять, что озабоченному внутренними проблемами ЕС не нужна в качестве еще одного сегмента большая и противоречивая страна. НАТО придвигает к границам бывшего Союза элементы ПРО, претендуя и на размещение их на Украине.

Договор о сокращении стратегических вооружений, до сих пор не ратифицированный никем, кроме четырех постсоветских государств, почти перестал выполняться их партнерами де-факто, что вызвало, наконец, резкую реакцию России – предложение о моратории до его ратификации всеми участниками.

При таком раскладе Украина становится не просто буферной зоной, а территорией сшибки интересов. США в этом смысле, очевидно, готовы зайти достаточно далеко – учитывая принятый недавно закон – читаем внимательно! – федеральный закон США о запрещении создавать международные организации топливодобывающих стран. Нимало не сомневаясь в том, что законы США уже распространяются на весь мир. Российская нота по этому поводу заставляет вспомнить о «холодной войне».

Выборы в конце июня гарантированно вызовут непризнание их результатов проигравшей стороной. Начало июля, таким образом, может быть ознаменовано очередными массовыми политическими действиями. Предвыборная накрутка, заметим, вновь обострит межрегиональное недоверие. В этот период на территории двух областей Укарины, с существенным выходом к морю, будет находиться (несомненно, ограниченный!) контингент НАТО.

Пребывание на Украине иностранных войск уже разрешено, и как именно может расширить его толкование президент Ющенко – неизвестно. В условиях, когда Украина будет поставлена на грань разделения по той границе, которую уже не раз указывало голосование на выборах, чужие сапоги позволят условно-западной половине сохранить за собой не только выход к Черному морю, но и контроль всеми украинскими оконечьями топливных магистралей в Европу. Реализацию американской концепции контроля над чьими бы то ни было энергоресурсами. И тесное, крайне, недопустимо тесное соседство ЧФ России и НАТО.

Ющенко, Тимошенко и Янукович по сумме поступков сделали все возможное, чтобы подготовить Украину к разрыву. Ведущиеся переговоры и консультации, судя по их убогим результатам, носят сугубо декоративный характер: стороны пытаются обставить дело так, чтоб обвинить друг друга в «разводе». В самом-то деле, кому же хочется оставить за собой пожизненно и в посмертии лавры Святополка Окаянного – такие, какие носят ныне Кравчук, Шушкевич и покойный Ельцин?

Однако политический «трезубец» в самое сердце страны уже воткнут, а замедлителем процесса может послужить только вырабатывающаяся политическая апатия населения. Еще одним рычагом, способным приостановить развод, может быть сговор Ющенко с Ахметовым: последнему влияние российских компаний на Востоке Украины не слишком-то нужно, и при достаточных бонусах со стороны президента он может безболезненно «слить» и без того надоевше-одиозную фигуру Януковича.

Посмотрим, однако – «кому выгодно». Подлинное беспокойство по поводу происходящего на Украине пока проявляет только ПАСЕ, признавшая, что второй указ президента только ухудшил ситуацию. Их можно понять: Европе поднадоели американские проекты под боком, ей довольно кровоточащих ошметков Югославии.

С другой стороны, если Украина разделится, западная ее часть со временем вполне сможет занять свое место рядом с Румынией, Болгарией, Польшей – управляемые потоки рабочих рук и никаких особых претензий на что-либо экономически выдающееся. Промышленно-технократический Юго-Восток с облегченным вздохом отпустят в зону влияния России, и не исключено, что процесс реанимации СНГ пойдет порезвей.

США не преминет обеспечить себя «новой Грузией» – только менее разоренной, менее нуждающейся в средствах и пропитании, отличной территорией для новых баз НАТО, с практически готовой инфраструктурой для ПРО – при этом максимально ПРОдвинутой буквально в пах России.

Россия получит повод для переноса президентских выборов, и не исключено, что – в силу ситуации «враг у ворот» – пересмотра Конституции, продления и расширения президентских полномочий, максимального ужесточения вертикали власти, предельной централизации управления ключевыми отраслями, ремилитаризации экономики… получит также и основания для нового «собирания земель» и сверхнациональную идею, которая позволит сминимизировать внутренние распри, направив пассионарную энергию на внешнего врага.

Соответственно, «ощерившаяся» Россия пойдет на пользу Евросоюзу. Жители ЕС испытывают кризис идентичности на уровне стремительно размывающихся стран; не в последнюю очередь поэтому усиливается интерес к поиску идентичности региональной. Эти противоречия могут быть сглажены и увязаны – вплоть до ускорения принятия Евроконституции – с учетом соседства с «проснувшимся медведем». А ремилитаризация США получит еще одну (кроме «исламской угрозы») логическую опору – и повод для воссоединения интересов с ЕС.

От такого положения выиграют, Китай, Индия и другие страны Юго-Восточной Азии,– обострится конкуренция за улучшение взаимоотношений с ними. Усилится, возможно, роль Шанхайской группы. А лидеры исламского мира будут наблюдать размен в весьма условной антитеррористической коалиции и вдумчиво использовать это в своих целях. Мир вернется к биполярному устройству, в недрах которого будут вызревать еще два полюса – китайский и исламский.

И, абстрактно смотря, ничего сверхъестественного в этом нет: человечество создает и разваливает коалиции, сильные и слабые меняются местами, сильные претендуют на управление более слабыми, слабые ищут, под чью руку стать.