Українска Націонал – Трудова Партія

О молодом радикале замолвите слово

В ночь с 13-го на 14 октября на Майдане пели песни УПА и кричали “Слава Украине!”. Днем продолжили, но уже в обществе пытающихся прорваться через милицейские кордоны левых, скандирующих “Фашизм не пройдет!”. Еще один марш намечается в России (а, по слухам, и в стольном граде Киеве, и в Севастополе — только уже не русский, а “имперский”) на 4 ноября — кто-то будет русским, кто-то будет утверждать, что говорить “Я — русский” — это фашизм, кто-то — что проведение имперского марша в независимой стране — чистой воды провокация. Будет весело и страшно. На политику в миниатюре, уличную политику, времени и сил традиционно хватает только пенсионерам и молодежи. Но если при домах престарелых боевые ячейки ультраправых и ультралевых партий формируются редко, то среди нового поколения радикалы — не редкость. Странно, конечно, считать таковыми хорошо разрекламированных лимоновцев, осколки УНА–УНСО и прочие братства. Но есть люди помельче. Еще никому не продавшиеся — или никем не купленные, — а потому интересные. Естественно, им нужно держаться вместе — десять, двадцать, сто человек из той или иной организации — не армия. Но пока они едины — они непобедимы. Однако два марша — 14 октября и 4 ноября — не только вполне успешно разделили на враждующие лагери даже правых, но и подружили самые неожиданные организации…

Фашизм не пройдет. Как первая любовь

За гранью иронии российских телеведущих — “с Украины опять повеяло ветром свободы” — и чисто украинского “аби з ким, але не з москалями” превосходно бы выглядело единство хотя бы ультраправых славян. С чем в первую очередь будет бороться объединенный славянский правый фронт? Правильно, с иммиграцией, в том числе и “агрессивной” иммиграцией, суть которой заключается в гениальной фразе Сандея Аделаджи, прозвучавшей 1 ноября на пресс-конференции по поводу убийства афроукраинца: “Украинцы не должны быть главными на территории Украины”. Бороться с иммиграцией вообще — проблема с привкусом расизма, нацизма, фашизма и других нехороших штук. Но вот бороться с нелегальной иммиграцией не запретишь. Движение против нелегальной иммиграции (ДПНИ) в России — организация достаточно известная. Точное количество членов, как и в случае практически любой “радикальной” ячейки, неизвестно. “Если создать партию — барьер пройдем, — уверен брат Михаил, не только активист ДПНИ, но и член Курьянович Crew, соратник Русского общенационального союза (РОНС) и братчик Хоругвиносцев. — После города-героя Кондопоги соратников по всей России становится все больше и больше”. УДПНИ — Украинское движение против нелегальной иммиграции — тоже существует, однако поддержкой всех противников иммиграции в Украину похвастаться не может. Позиция пророссийской организации по поводу ключевых вопросов украинского общества (таких, как УПА, русский язык, Крым и Севастополь) далека от позиции правых украинцев. Вот и не любят у нас УДПНИшников, ласково называя их “пни”. “Мы открыты для диалога и дружественных отношений с партиями правого толка в России, — комментирует Воланд Ратибор из пресс-службы Украинской национал-трудовой партии. — Но наиболее важным моментом в данном вопросе является отсутствие имперских замашек. Мы никогда и ни за что не будем сотрудничать с партиями, которые проповедуют шовинистические идеи в отношении Украины и украинцев. К сожалению, таковых в России немало”. Рядом со словосочетанием “шовинистическая идея” в словаре следовало бы поместить депутата Госдумы РФ Николая Курьяновича — с одной стороны, члена ЛДПР, с другой — идейного вдохновителя загадочной организации со скромным названием Курьянович Crew. Чудо-либерал не только предлагает продавать Украине дешевый газ исключительно в обмен на Крым, но и настрочил в преддверии марша УПА обращение к младшим братишкам по разуму. “Братья малороссы! — многообещающее начало. — Не верьте галицийским русофобам. Никакие они не “правые”. Правый — только тот, кто отстаивает единство Отечества, Триединство Русского народа. Правый — никогда не откажется от всей нашей земли, политой кровью отцов и дедов, не променяет Имперское наследие на самостийную марионеточную республику”. Однако среди российских правых есть и более адекватные люди. Например, члены организации “Русский порядок” играли не последнюю роль в подготовке “Русского марша”. В частности, “Русская правда, или Хартия прав и свобод русского народа” — их инициатива. Однако позиция “РП” относительно марша УПА на удивление нормальна. “В любом случае война — это трагедия. На какой бы стороне ни воевал человек, он всегда может быть и героем, и подлецом, — считает Василий Ансимов, руководитель управления идеологии и пропаганды “Русского порядка”. — Было бы ошибкой судить ветеранов УПА, но при этом было бы и провокацией делать из них предмет культа, как это, похоже, хотелось бы определенным силам в Украине. История, частью которой являются ветераны, существует для того, чтобы помочь нам не повторять ошибки, которые делают единство невозможным и тем самым приводят к войнам”. Филиала в Украине у адекватной организации пока нет, хотя, по мнению Василия Ансимова, база для него есть: “Но поскольку мы в Москве еще не вышли из состояния первобытного хаоса, то не ставим задачи создания филиалов на данном этапе своего развития”. Обрадовавшись тому, что судить ветеранов было бы ошибкой, в ответ половина украинских правых, пожалуй, начнет скандировать: “И пусть Москва лежит в развалинах, нам на это просто наплевать, за нами вся великая Украина и мы идем весь мир завоевать!” И добавит, что Крым будет украинским или безлюдным. Вторая половина с удовольствием объявит войну России, чтобы побыстрее сдаться и войти в состав империи. И только маленькая, но очень гордая всеукраинская организация “Тризуб” имени Степана Бандеры демонстрирует необычный подход к делу: Крым бандеровцы хотят сделать украино-татарским. С чем, наверное, не согласятся ни пророссийские правые, ни щирые украинцы. Но, возможно, согласятся левые, привыкшие всем делиться с пролетариями всех национальностей.

Наше сердце бьется слева

О “молодежках” серьезных фракций — как прорвавшихся в парламент, так и без пяти процентов провластных — можно сразу забыть. Они довольны жизнью, а революционер должен быть голодным. Истинная оппозиция бедна — этот тезис часто появляется на страницах газет радикальных молодежных организаций, будто оправдывая качество полиграфии, прикрывая грамматические ошибки и часто — объясняя существование того или иного “еженедельного вестника революции” в одном-единственном экземпляре. Тем, что их печатный орган — раритет, может похвастаться и “Левая инициатива”. Однако так лучше запоминаются отдельные места. В газете “Ливицы” — украинских антифашистов — это, пожалуй, последняя литературно-развлекательная страничка с шедевральным стихотворением — первые несколько строк клеймят позором фашистов, далее освещена программа партии: “Мы предлагаем этому альтернативу: борьба с системой, бухание пива, ударный слэм под звуки гитары с идеями в душе Эрнесто Че Гевары!” Идеи Эрнесто всем давно известны. Идеи “Ливицы” немного отличны от идей Че Гевары, однако альтернативу они точно предлагают. “Украина входит в мировой капиталистический рынок, раздираемая глубокими социально-классовыми противоречиями. Являясь ареной борьбы таких мощных хищников, как Западноевропейский, Американский и Российский империалистические капиталы, буржуазная Украина стремительно теряет последние остатки и без того призрачной национальной государственности, — гласит манифест “Ливицы”. — Буржуазно-националистические альтернативы оказываются бессильными перед тотальным наступлением мировых Транснациональных Корпораций. Не просто бессильными, но и реакционными! Единственная реальная и жизненная альтернатива — это альтернатива “Левой инициативы”!!!”
Альтернатива “Инициативы” заключается в том, что “трудящиеся всего мира будут прямо и непосредственно контролировать богатства, которые они производят, и решать, какой должна быть повседневность и жизнь нашего общества”. Достаточно своеобразным путем ребята идут к этому. На форуме сайта “Ливицы” на один из самых популярных вопросов — как вступить в авангард левой молодежи — обычно отвечают в стиле “напиши что-нибудь на стене, и если у тебя есть друзья-неформалы, рано или поздно мы на тебя выйдем”. На том же форуме поднимается тема бурной деятельности “ЛИ”, которая, не считая вялых редких акций, сводится к попыткам нет-нет да попинать правых скинхедов. В этом с ними солидарен и “Прорыв”, в свое время пытавшийся отрыть Крым от Украины, и “Молодая гвардия ПСПУ” (лидеры которой обещали, что на марше УПА в Киеве прольется кровь), и Евразийский союз молодежи. Однако неведомо почему на марш 14 октября в поддержку признания воинов ОУН–УПА “Ливица” вышла… на стороне УПА. Что вполне естественно — не под ручку же с ультраправыми.

Антикризисная коалиция

“Ультраправые леворадикалы” — так выглядит политическая позиция “Братства” Дмитрия Корчинского в одноименном стихотворении Брата Доктора. Не одни братчики такие убежденно неопределившиеся, есть и более свежая кровь. То есть более свежее ни рыба ни мясо. Одним из основных положений программы “Украинского авангарда” координатор “УА” в Киеве Антон Бигус называет отказ от идеологических шаблонов и ярлыков: “Мы не правые, мы не левые. Мы объединяем искусство и политику, эстетику и действие. Наши акции — срыв общественных слушаний по застройке Позняков, забрасывание российского посольства цветами (“Мы забросаем своих врагов цветами… в гробу”, — С. Дали) — происходят в виде перфомансов, флешмобов”. Именно так в коалицию с левыми вступил экстравагантный “Украинский авангард”.
“14 октября мы, вместе с “Левой инициативой” и новосозданной Киевской анархистской инициативой, провели альтернативный марш за признание воинов ОУН–УПА воюющей стороной во Второй мировой войне. Сам факт марша привлек внимание правой среды, ведь никогда до этого левые не признавали УПА, а тем более не шли маршем за признание УПА. Участие “Украинского авангарда” в этой акции также было непонятно многим. Мы не позиционируем себя левыми и, в принципе, не симпатизируем левым. Идея марша нам показалась достаточно интересной и была “нашей” по стилю — возможность сломать стереотипы. И, в конце концов, мы тоже шли за УПА, чего многие правые и ультраправые структуры до сих пор не понимают, — рассказывает Антон Бигус. — Марш ошибочно назвали левым, хоть он таковым не является. Марш — альтернативный. Альтернативный, потому что его монополизировали правые силы, и вполне понятно, что пойти маршем вместе со всеми левые не смогли бы. Память и честь нельзя монополизировать”. Русские вступать в сомнительные союзы не собираются. “Возможно, на родине Гоголя, Шевченко и Олега Скрипки быть левым — это нечто совсем иное, чем в России, — комментирует Василий Ансимов. — Но конкретно нам еще надо до этого вопроса дорасти. Деятельность левых сил в России до сих пор носила откровенно антиобщественных характер — в частности легализация конопли и парады секс-меньшинств. К тому же их малочисленность не располагает рассматривать их всерьез”. Может, не рассматривать всерьез и “Русский марш”?